Четверг, 21.06.2018, 18:06
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Вчера и сегодня [92]Анонс [15]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2014 » Сентябрь » 26 » Дулат Абиш: «Против течения - к успеху!»
00:24
Дулат Абиш: «Против течения - к успеху!»

Дулат Абиш: «Против течения - к успеху!»

Шымкентская газета «Айгак» - первая и пока еще единственная из всех казахстанских областных газет, имеющая республиканский статус. Газета существует с 96 года, и за это время не только вдвое увеличила свой тираж, но и создала несколько дочерних изданий, одно из которых уже тоже выходит на несколько областей. Газета как успешное сочетание творчества и бизнеса - на эту тему наш диалог с главным редактором и президентом издательского дома «Айгак» Дулатом Абишем.

- Дулат, вы по образованию филолог или экономист?

Мои родители родом из Караганды. Я учился в Жезказганском педагогическом институте на филологическом факультете, окончил, попал в Шымкент по распределению, работал педагогом.

В 90 годы на юге открылись независимые молодежные СМИ, и я пошел в газету «Жас даурен». Это было издание обкома комсомола, поработал корреспондентом, стало получаться, повысили до заведующего отделом, потом вырос до редактора. А в сентябре 96 года пришло мне в голову открыть свою частную газету. Мы назвали ее «Айгак», что в переводе означает «вещественное доказательство» или «улика».

- То есть направленность газеты изначально была задана как расследовательская? Почему?

Во-первых, я сам на это с детства ориентировался, Я помню, ребенком спал и видел себя чекистом. Была тогда такая романтика. Во-вторых, что такое аналитическая журналистика, если вдуматься? Это и расследование, и разведка, и контрразведка.

- Сейчас многие журналисты хотят стать редакторами своей газеты. Но не у всех получается, разоряются после первых трех номеров. Забег на дальние дистанции многие не выдерживают. А вы как выдержали?

Мы с самого начала стали ориентироваться на спрос читателя, никогда не защищали ничьи чиновничьи интересы. С первых дней взяли линию на борьбу против коррупции. Первые три месяца набирали темп. Первоначальный тираж был 3 тысячи, потом постепенно дошел до 5 тысяч, газета стала окупаемой. Нам очень помогли гранты, которые мы выиграли. Первый из них был на издательскую помощь от Фонда Сороса. Он состоялся весной 97 года и мы сразу смогли купить технику. Потом выиграли грант на электронную почту, а это - оперативность информации, это возможность связаться практически со всем миром и получать новости из первых уст. Это помогло нам окончательно встать на ноги. Из государственной казны мы ни одной копейки не взяли!

- Бытует мнение, что газета сама по себе предприятие убыточное и не может существовать без спонсоров. У вас они есть?

Во время выборов были, конечно, но это в рамках PR-кампаний, это приравнивается к рекламной деятельности. А в чистом виде нет.

- Значит, вы хозяин своей газеты?

Да. У нас за время существования в области сменилось три акима. Если бы мы плясали под дудку хотя бы одного из них, мы бы не продержались так долго - газету никто не читал бы.

- Обычно независимые газеты попадают в зависимость от финансовых магнатов…

Нет, мы не зависим от чужих финансов. Просто мы газету превратили в товар. На информационном рынке мы продаем товар, который пользуется спросом. Мы ничего нового не открыли, пользуемся формулой «товар - деньги - товар». Она стала любимой газетой южан. Каждый вторник или среду люди ее ждут, покупают. Это как наркотик. И цена доступная, 15 тенге.

- Ваша газета стала популярной благодаря материалам по коррупции?

Нет, не только. У нас есть постоянные рубрики, которые ждут читатели. Например, «1000 и 1 ночь» - это вечная тема. Есть молодежная страничка, есть для любознательных, есть информационный блок. Кстати, здесь есть чем гордиться. Когда был конфликт с таможней на казахско-узбекской границе, мы первыми дали информацию. Первыми в области написали о террористическом акте в Ташкенте, вовремя увидели информацию на веб-сайте «Хабара». У нас, кстати, есть свой сайт в Интернете.

Мы проводим маркетинг каждого номера, изучаем спрос: какой номер плохо пошел, почему, делаем выводы и дальше работаем с учетом этого анализа. Наши главные критерии - оперативность и объективность.

- Ваша газета практически с начала своего существования столкнулась с судебными разбирательствами. Расскажите о них.

Первый суд я очень хорошо помню. Из Шимкентского СИЗО убежали 13 человек. Один из них заявил через родственников, что он сдастся в руки правосудия только после того, как кто-нибудь из журналистов возьмет у него интервью. В этом районе как раз был наш собкор. Пришла к нему домой милиция, напугала всех домашних. Но потом они все ему объяснили и попросили, не возьмет ли он это интервью. Он, конечно, согласился, взял интервью, и мы его напечатали. Беглец говорил о плохих условиях содержания в СИЗО и жаловался на одного капитана, который плохо обращается с заключенными.

Прошло полгода. Этот человек попал опять в это СИЗО и к тому же капитану. И вот тут-то возник первый иск к нашей газете о том, что мы опорочили честь, достоинство и деловую репутацию Шымкентского СИЗО. Тогда у нас еще диктофонов не было и мы не могли доказать документально свою правоту. Первичный суд поддержал капитана и на нас и на того несчастного зека повесили по 50 тысяч. В то время это большие деньги были! Мы пришли к нему в тюрьму. Но он отказался бороться. Потом коллегия Верховного суда решение отменила и отправила дело на новое рассмотрение. В это время ГСП распался, и капитан отозвал иск. Так закончилось это дело.

Второй суд был тоже интересный. Бывший Председатель Шымкентского комитета по госимуществу, ныне покойный, отдал своей дочери территорию базара, которая тогда находилась на балансе Шимкентского колледжа экономики и права, провел по документам через горадминистрацию. А потом за 5 млн тенге продал зятю. Прокурор области собирался признать сделку незаконной и одновременно мы выступили в газете. Мы нашли фотографию его дочери и напечатали под заголовком: «Катын алма, калынмал ал» «Не бери жену, а бери калым». После этого дочь и муж подали иск на 10 млн тенге, по 5 млн - газете и автору. Суд первой инстанции решил дело в их пользу, но, правда, снизил сумму иска до 500 тысяч на каждого. Мы написали кассационную жалобу в Коллегию по гражданским делам, и те оставили по 200 тысяч. Нас это тоже не устроило, а куда дальше жаловаться? Только в Верховный суд. И тут я попал на семинар «Правовая журналистика» в Алматы. Здесь меня научили, как надо бороться за свои права. Одно из занятий проводил зам. генерального прокурора, я ему рассказал нашу историю. И Бактыбаев посмотрел документы, сказал «Вот это и это незаконно». Президиум решение отменил и отправил на новое рассмотрение. Одновременно я письмо получил от Нарикпаева, где он пишет, что дает частное определение на судью городского суда. Им в иске было отказано.

Такими неординарными были наши первые суды.

- Два суда - две победы?

Да, в одном случае мы защищали интересы государства, в другом права человека, тем более, заключенного. Тем более сотрудники органов дали нам такую информацию - откуда бы мы узнали, что он убежал!

- Вы сейчас судитесь с газетой «Ардак».В чем суть вашего конфликта?

(Из мониторинга Фонда «Адил Соз»:

Май, 12 «Ардак»

11 мая редакция газеты «Айгак» обратилась в прокуратуру области с просьбой приостановить гражданское преследование по искам к редакции газеты «Ардак» и возбудить уголовное преследование в отношении руководства этой газеты. В обоснование просьбы указано, что уже вышло шесть номеров газеты «Ардак», и ни в одном из них нет подлинной фамилии редактора издания.

Июнь, 23 «Ардак» (г. Шымкент)

Главный редактор газеты «Айгак» Дулат Абиш направил в областную прокуратуру запрос по поводу того, что в исходных данных газеты «Ардак» не значится фамилия главного редактора, как того требует законодательство. 22 июня он получил ответ за подписью прокурора областной прокуратуры И. Бактыбаева. В ответе говорится, что в редакцию газеты «Ардак» прокуратурой направлено предписание об устранении нарушений.)

- Новая независимая газета, надо ее как-то поддержать, а вы ее губите?

Если бы эта газета была демократичной, рассчитанной на широкую аудиторию, я бы ее поддерживал. Но я вижу по их материалам, что они в каждом номере печатают, что это не так. Лично меня он задел, мою честь, оскорбил, унизил, поэтому я вынужден был объявить ему войну и буду требовать возбуждения уголовного дела.

- То есть как говорят дети, он первый начал?

Да. Он начал наскакивать на «Айгак»! В ответ на вашу иронию расскажу предысторию. Как вы помните, в 98 году вышел указ президента о борьбе с коррупцией. Мы поняли его как призыв, чтобы стали в одном строю и журналисты, и юристы. Мы напечатали статью, где рассказали, что редактор областной газеты «Онтустик Казахстан» был назначен ответственным секретарем финансовой отрасли у своего деверя (мужа сестры). А финансы - это же ключевая отрасль! Редактор государственной газеты назначен лицом, распределяющим финансы - разве не коррупция? Мы выступили на страницах своей газеты, разоблачили этот факт. Состоялся дисциплинарный совет, после которого этого ответсекретаря с этой должности убрали.

Прошло время, коллектив газеты потребовал созвать пресс-конференцию для всех СМИ. На этой пресс-конференции они дружно выступили против этого редактора. После этого он оставил машину, кабинет, ключи, уехал в Алматы. Откуда пришел, туда и уехал.

Вот этот-то деятель и есть тот самый редактор газеты «Ардак», Даринбай Шарип. Так вот, у меня такое мнение, что он создает газету с одной целью - отомстить мне, а другой цели я не вижу.

Они серию материалов напечатали прежде, чем вынудили меня подать на них в суд за клевету. И вот идут эти суды. На заседания суда он не приходит. Сегодня было заседание, он опять не пришел. Теперь на следующее его уже принудительно приведут.

Вообще, у него другая жизненная позиция. Например, Шарип думает: почему у «Айгака» такое здание красивое, в центре города? Завидует. А надо так: почему у нас нет такого здания? Что нужно сделать для того, чтобы и у «Ардака» такое было?

Такова моя версия наших с ним отношений. Если у него есть другая, пусть скажет. Если у него есть, что сказать.

- Мы готовы предоставить свои страницы для другой точки зрения. Поговорим о других ваших судебных тяжбах. Есть ситуации, в которых вы выступаете в качестве ответчиков?

Да, мы судимся. Сейчас нам предъявлен иск на 10 млн тенге.

(Из мониторинга Фонда «Адил Соз».

Май, 21

«Айгак» (г. Шымкент)

Писатель Еркин Турысов обратился с исковым заявлением в суд с требованием взыскать с редакции Шымкентской газеты «Айгак» 10 миллионов тенге за нанесение морального вреда. Поводом для искового заявления послужила прошлогодняя публикация в газете, в которой автор подвергал достоверность исторических данных, приведенных автором Е. Турысовым в романе «Тамерлан». Редактор газеты Дулат Абиш сделал ходатайство о проведении экспертизы и намерен подать встречный иск на такую же сумму.

Июль, 26

«Айгак» (г. Шымкент)

По требованию Турысова автор ряда опубликованных в «Айгаке» статей, достоверность которых оспаривается истцом, принес ему публичные извинения, которые трижды были опубликованы в газете. Однако Турысов вновь обратился в суд с требованием взыскать с газеты «Айгак» компенсацию морального и материального вреда в размере 10 млн тенге.

Судья Шымкентского городского суда С. Кадирсизов, не проведя досудебную подготовку, не пригласив ответчика на беседу, 5 июля рассмотрел гражданское дело по иску Е. Турысова и определил для гарантии обеспечения иска наложить арест на недвижимое и движимое имущество газеты, в том числе на здание, автотранспортные средства, банковские счета и другую собственность.

В Шымкентском городском суде находятся еще два иска на газету «Айгак».)

Дело в том, что я считаю, газета - это трибуна, с которой каждый может выразить свою точку зрения, не оскорбляя оппонента. Мы дали слово редактору районной газеты, известному журналисту, он выступил со своими размышлениями об истории и ее интерпретации современными писателями. Затем с ответным материалом выступил писатель, но его, видимо, настолько задело за живое, что он не остановился на отповеди, а подал на того журналиста в суд. Редактор, учитывая его возраст, не стал с ним конфликтовать и попросил извинения. Казалось бы, дело закрыто? А тому, видно, понравилось, он решил подать иск на газету. Теперь мы уже взяли адвоката, будем судиться.

Таковы издержки плюрализма мнений. Мы не исправляли ни одного слова в их текстах. В каком виде нам принесли, так мы и напечатали.

- Все равно по закону издание, которое публикует материал, является соответчиком.

Мы этого не знали. Ну что ж, негативный опыт - это тоже наука. И еще интересное наблюдение я вынес из этого конфликта. Это касается этических норм человека, которые он сам для себя соблюдает. Когда выступает журналист, этот редактор районной газеты, он корректно пишет, не задевает ничью честь и достоинство. Когда выступает писатель, он не только оппонента задевает, но и газету. Он в моей же газете публикует ответ, при этом меня же и «поливает»!

- Ну и каков ваш прогноз? Чем кончится это дело?

Оно тянется еще с мая. Обстоятельства ныне таковы: недавно председателем нашего городского суда стал родственник писателя, сват. Сын писателя женился на дочери председателя Чимкентского городского суда. Вы поняли, да? Теперь я думаю, мы проиграем.

- Но вы можете дать отвод судье по причине его близких родственных отношений с истцом. Вообще это не только наш менталитет, когда родственные отношения накладываются на деловые и во многом влияют на них - это общечеловеческая традиция. Это фон, на котором происходит наша жизнь. А как эта традиция сочетается с этическими законами журналистики? Должна ли быть профессиональная солидарность?

Конечно. Мы на юге держим журналистскую солидарность. У нас своя атмосфера. Мы в Шымкенте, по сравнению с другими регионами, более солидарны. Когда весной 98 года министерство хотело закрыть независимое радио «Юмакс» и авторское телевидение «Отырар», мы дружно стали и защитили их. Или когда нападали на одного собкора государственного телевидения, все мы объединились и подняли проблему, даже «Хабар» присоединился! И мы победили! Был случай, когда в суд подали три полковника на городскую газету «Шымкент адибиетты», тогда мы, журналисты, выступили, подняли общественность. Мы сейчас создали ассоциацию журналистов, «чтоб не пропасть поодиночке». В костяк лидеров входят Алексей Гончаров, Тахир Узденов, Сергей Павленко.

- А вы входите в их число?

Конечно! Я по природе подвижный, не люблю сидеть на месте. Я сейчас перед тем, как к вам прийти, уже в четырех местах побывал в Алматы. Будет с чем приехать домой. Я здесь напитываюсь энергией, а дома ее отдаю, в работу вкладываю.

- А как ваши коллеги относятся к вашему конфликту с «Ардаком»?

Я в феврале, когда они два номера подряд меня оскорбляли, провел пресс-конференцию, сказал журналистам, что я подам в суд. Они поняли меня. Сейчас интересуются, спрашивают, как идут дела. Вообще журналистская среда очень требовательная к этическим нормам. Например, все осуждают Даринбая Шарипа за то, что он сейчас критикует «Он тустик Казахстан», свою бывшую газету, можно сказать, колыбель, нападает на редактора, который его воспитывал. У него нет никаких этических норм. Если он критикует, то иногда необоснованно. Его бросает из крайности в крайность. Например, что он печатает в наш адрес. Газета, пишет он, должна быть как мужчина! Слово мужчины - закон! Он один раз сказал - и все, свое слово не меняет! С этим никто не спорит. Когда идет собственная газетная информация или идейная позиция редакции, мы утверждаем свои убеждения и готовы отстаивать их, где угодно. Но не тупо, не механически! Бывает так, что наша жизненная позиция меняется - ведь это происходит с каждым человеком, если он не дурак. Он изменяется, мир изменяется. Появляются новые обстоятельства, открываются новые истины. Например, у меня так было с Кажегельдиным. Я вначале его поддерживал, а потом, во время выборов, когда стало известно то, о чем раньше никто не знал, мы поняли, что он неправ. У нас изменилось мнение, и мы честно об этом сказали.

И, главное, мне дорог плюрализм мнений. Это основа демократии. Помните, одно время были очень популярны слова Вольтера: «Я не согласен с вашей точкой зрения, но отдам жизнь за то, чтобы вы имели возможность ее высказать!»

Мы публикуем разные мнения, точки зрения. Например, журналист выступил, сказал свое мнение. Потом писатель ему возразил. Мы даем возможность людям высказывать свое мнение и читателям самим делать выводы.

А они считают, что это беспринципность. Мы как женщина, говорят они, сегодня пишем одно, а завтра другое. Сегодня критикуем чиновника, а завтра его хвалим. А если он завтра какие-то хорошие реформы проведет? Я же положительные факты тоже должен отражать! Это и называется объективность. А он этого не понимает.

Приведу еще один пример критики «Ардака». От тиража всегда остается несколько газет. Мы их собираем в течение года, сдаем на птицефабрику они прессуют из него тару для яиц. А они нам за это по бартеру отдают мясо, яйца. Я считаю, у меня, как у предпринимателя, есть повод гордиться тем, что я наладил безотходное производство. А «Ардак» пишет в издевательском тоне, что нашу газету никто не покупает, что мы работаем для прессованной тары. А я считаю, у меня ничего не должно оставаться. Я считаю свои деньги. Я должен экономить, должен работать безотходно.

- Вы учились бизнесу?

Нет. Кроме филологического факультета я ничего не заканчивал. Но я читаю много, и вообще, когда меня что-то начинает интересовать, я не успокоюсь, пока не добьюсь того, чего хочу. Сейчас вот съездил в Америку, многому научился тоже.

- Люди говорят, самое трудное сделать газету доходной. У вас были какие-то консультанты?

У меня есть команда. Идеи есть, проекты, дай бог, пока здоровья хватает. Главное, есть команды. Мы готовим со специалистами переход наших газет на новый качественный уровень. Психологи уже есть, планируем иметь своего медика, своего специалиста по искусству, даже секьюрити, которые будут заниматься безопасностью фирмы.

У нас в основном молодежь работает. Поэтому мы думаем о том, чтобы готовить кадры.

- Какая зарплата у ваших работников, какие условия труда?

Хорошая зарплата. По крайней мере, многие стремятся у нас работать. У нас ненормированный рабочий день. Это, конечно, неудобство, но такова специфика профессии. К тому же она компенсируется некоторыми социальными программами. Например, у нас трехразовое бесплатное питание. Если наш работник проживает в общежитии или снимает квартиру, мы платим за него. Если он хочет усовершенствовать свое образование, мы устраиваем его учебу в вузе за счет рекламы или перечисляем деньги за его учебу. Кроме того, различные семинары оплачиваем. У нас 5 человек по бартеру учатся в Евразийском университете. Один на юридическом, другой изучает маркетинг, получит экономическое образование. Закончит учебу, будет у нас в издательстве свой профессиональный менеджер.

Кстати, этому я нигде не учился, в книжках нигде не пишут, как надо делать. Просто мы исходим из ситуации. Финансы позволяют. Например, у нас офис в центре города, красивый особняк, чуть ли не достопримечательность города.

- У вас договорные отношения с журналистами?

Да, контракты минимум на полгода.

- А вам не кажется, что журналист получается тогда полностью бесправным? Он вынужден терпеть задержки зарплаты и вообще живет в постоянном страхе, что его могут уволить.

У нас наоборот был случай. Год поработал, купили ему трехкомнатную квартиру. Но потом мы расторгли с ним договор, потому что он нас не устраивал.

Другой журналист полгода поработал, мы ему однокомнатную квартиру купили. А потом смотрим - никакого творческого роста, получает сводку из ГУВД, переводит на казахский язык и все! Поэтому мы ему сказали: «Квартира пусть остается у тебя, но спасибо, сам ты нам не нужен».

Кроме того, оказываем людям материальную помощь. Если он женился, первые взносы за невесту платим (калын мал) - основную часть на себя берем. Вот недавно у одного зама был юбилей, мы ему энную сумму выделили. Лечение тоже за счет фирмы. Если заболел, мы устраиваем бесплатно в санаторий, у нас с санаториями «Сары Агаш», «Арман» и «Манхеттен» контракт за счет рекламы. Если у него родители болеют, мы тоже помогаем.

Многие хотят у нас работать. Это считается престижно. Зарплата нормальная. У нас профсоюзной организации нет, но есть должность заместителя, который ведает социальными вопросами.

Есть у нас и благотворительные программы. Например, Мамаев был такой первый министр образования в Казахстане. Его внучку мы устроили в колледж по бартеру за счет рекламы. Когда в Казгурте наводнение было, мы перевели туда около 60 тысяч тенге, продукты привезли. Или, когда эмигранты из Саудовской Аравии приехали, мы им тоже помогали.

Обычно считают, когда человек становится очень богатым, тогда он может себе позволить заниматься благотворительностью. А пока надо самому развиваться, расширять производство, и вообще, есть куда вкладывать деньги, а потом когда-нибудь… Когда так рассуждают, это «потом» никогда не наступает. А я считаю: заработал, выдели десятину бедным. У казахов есть пословица «Кудай - бегенге беледи» (То, что даешь, к тебе возвращается). Цель свою я вижу не только в прибыли, но и в том, чтобы вкладывать в благотворительность.

- Теперь про планы. Вы были редактором успешно существующей газеты, теперь мы читаем на визитке - «президент издательского дома «Айгак».

Издательский дом - это газеты «Айгак-ТВ», «Айгак махаббат», «Айгак - любовь», «Айгак - экспресс», «Айгак». «Айгак» и «Махаббат» республиканские.

- И что все они прибыльные?

В настоящее время прибыльные три: «Айгак», «Айгак - ТВ», «Айгак махаббат». А те две только начинаются. Одновременно я являюсь вице-президентом национального пресс-клуба, он сейчас в нашем здании находится.

Недавно выиграли грант на открытие школы журналистики. У нас на юге около ста газет и работают в них далеко не все выпускники КазГУ. Журфак КазГУ для нас - это элита! В основном самое лучшее наше образование - шымкентские вузы. В нашей школе журналистики будут учиться те, кому не хватает профессионального образования. Будем вызывать преподавателей из Алматы, Астаны. Вас пригласим, если не откажетесь.

Мы хотим их учить аналитической, правовой журналистике. Некоторые из них даже не знают, как работать с адвокатом, не знают свои права. Эта школа должна способствовать просвещению южных регионов.

- Сколько будет стоить обучение?

Для студентов бесплатно. А лекторам будем платить. Будем работать за счет гранта Фонда Сороса. Я держу связь с Санкт-Петербургским национальным институтом прессы, я оттуда литературу получаю. Они мне 7 книг выслали, по финансам, этике и т.д. У них есть школа, я одного своего парня туда учиться отправил, закончит - будет свой менеджер у газеты. Я за его учебу заплачу 1000 баксов, а он мне за это в десять раз больше вернет, - так я смотрю, как редактор, как менеджер, как руководитель.

Я редакторам своих газет, их у меня пятеро, говорю: «Не задевайте честь, достоинство, межнациональные вопросы». И потом они изучают каждый вопрос, каждую тему. Особенно те, по которым специализируется его газета. Кроме того, мы все вместе следим за реализацией. Это вообще отдельный большой вопрос, которому мы уделяем большое внимание. В Арыси, например, просят больше секса, в Шымкенте любят больше оперативную информацию. Из Тараза приходят свои данные, из Устькамана - свои. Все по-разному. Мы знаем, например, что нас больше читают в Шымкенте. Там самый большой тираж. Потом Тараз и Кзыл-Орда. Остальные по спросу смотрим.

Я с самого начала уделял особое внимание тиражу. Теперь по приглашению съездил в командировку в Америку, многому там научился. Теперь стал основательно работать с рекламой. Я понял, что это наиважнейшая статья доходов.

- У вас получается совмещать редакторскую и издательскую работу?

Я сейчас больше менеджер. Но все равно всю прессу просматриваю, и российскую, и казахстанскую. Я тоже должен быть в курсе, от этого напрямую зависят тиражи газет. Поэтому я должен владеть информацией. Надо знать, о чем писать.

- Ваши отношения с властью?

Мы первая газета, которая из провинции распространяется по Казахстану, не из столицы, а из области, против течения. Это ведь о чем-то говорит! Мы работаем уже с третьим акимом. Мы открыли газету, когда был Турыспеков, потом стал Абдуллаев, сейчас Сапарбаев. Никаких ни с кем трений. Если ты пишешь объективно, реально, если после твоей статьи хотя бы какой-то сдвиг произойдет, если он поймет свои недостатки - лучшей награды нам не надо.

- А если он не поймет? Скажет, что газета порочит действительность, порочит акима? Не было такого?

Такого не было. Наоборот! Он только радуется, что мы ему помогаем, вскрываем недостатки.

Я всегда в нашем «Техасе» поддерживал новшества акимов, не самого акима, а его хорошие дела, инициативу.

- А бывает так, что вам не нравятся какие-то его дела?

Бывает, конечно. Тогда мы критикуем. При Турыспекове было и при Абдуллаеве было. После наших публикаций уволили несколько районных акимов.

- Никто из них на вас в суд не подал?

Нет, потому что они знают, что мы правы.

- А вы не боитесь, что вы со своей правотой можете довести власти до озлобления и какой-то из исков вас разорит?

Я верю, что до этого не дойдет. Верю в объективность. Ведь это же не я сам придумал, наш глава государства призывает бороться против коррупции. Я поднимаю тему, публикую материалы. Если у меня есть вещественные доказательства, документы, кто нас разорит!

Например, в 98 году, при Абдуллаеве, было в области совещание, посвященное борьбе с коррупцией. Редакторы независимых газет попросили меня выступить. Я выступил. Подверг критике одного акима, который находился в том зале. Объективно все рассказал. Про диагностический центр, который у нас хотели захватить в личную собственность, и про другие факты, о которых мы писали в нашей газете. Там был Калмурзаев, в ту пору руководитель аппарата президента. Он сказал: «Молодец, Абиш! Правильно выступал!». Потом на этого акима завели уголовное дело. Мы были окрылены тогда призывом президента, боролись за конституционность в стране. А сейчас я замечаю, нет того энтузиазма, той поддержки, что была тогда.

- Такое ощущение, что окончилась бюрократическая кампания, чиновники поставили галочку и занялись другими делами?

Да, примерно так.

- И как в связи с этим вы смотрите на перспективу? Что ждет вас дальше? Как будет развиваться ваш издательский дом?

А я не в связи с этим смотрю на перспективу. Мы никогда не зависели от чиновников. Я в президента верю. Потому что он гарант конституции. Я смотрю на запад, я смотрю на рынок. Я знаю, что у запада есть чему поучиться. Мне надо поднимать свой бизнес, зачем я буду идти против президента? Я не только о себе думаю, о команде своей. Если я как «Ардак» начну наезжать без разбора, кто меня будет выручать? А сейчас общественность нас поддерживает. Значит, мы делаем правильные вещи.

Я вообще-то оптимист по натуре. Я верю, что все будет хорошо.

Интервью брала Татьяна Баринова.

Категория: Вчера и сегодня | Просмотров: 523 | Добавил: ленгер | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2018Сделать бесплатный сайт с uCoz